?

Log in

КТО, ЕСЛИ НЕ МЫ?

Перед Своим Вознесением, наш Господь Иисус дал ученикам Великое поручение «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам». Эти стихи ясно передают цель, которую  Христос поставил перед Своей Церковью -  проповедовать Евангелие всему миру. Поручение Христа должно исполняться Церковью «до скончания века», то есть вплоть до Его второго Пришествия, что ясно следует из Его слов (Матф.28:20).

Однако какое это имеет отношение к православной Руси? Разве земля наша вот уже тысячу лет не просвещена светом Евангелия? Разве мы живем не в христианской стране, где по социологическим опросам до восьмидесяти процентов граждан считают себя православными?  Разве количество некрещенных детей в православных районах страны сейчас не упало почти до нуля? Другое дело Китай, Индия, Корея – моря и океаны язычества, где все лежит во мраке и тени смертной.

Посмотрим правде в глаза. Можно ли называть Россию христианской страной, если по статистике, лишь 2-3 процента крещенных, регулярно посещает церковные службы? А сколько среди них живет только внешней, обрядовой жизнью, далекой от истинного православия?  Что  говорить об основной массе россиян, которые имеют самое смутное представления о православной вере

Сегодня наши сограждане нуждаются в христианском просвещении не меньше, чем австралийские аборигены. Нет, наша страна давно уже не христианская, а языческая. Как и тысячу лет назад российский народ вновь нуждается в проповеди Евангелия. В связи с этим обстоятельством   на нас возлагается особая ответственность за христианскую миссию в нашей стране. Все мы без исключения должны участвовать в распространении Благой вести, — каждый священник и каждый мирянин.

Для нас миссионерство – это не «охота за душами» для пополнения рядов своих общин, а свидетельство о Христе, побуждаемое любовью к погибающим душам. Этот мотив единственно правилен для исполнения Христова поручения.  Впредь нам нельзя терять из виду наиважнейшую Цель – приводить души к личной встрече со Спасителем. Внешне - обрядовая сторона христианства (при всей ее значимости)  не должна заслонять главное.  Важно, чтобы каждая община стала подлинно миссионерской, а члены  общин принимали активное участие в миссионерстве. При этом надо понимать, что в обращении нуждаются не только откровенные безбожники и отпавшие церковного общения, но и те, кто, будучи крещенным, еще не познал Христа.

Очень важно в этом деле личное свидетельство каждого члена Церкви  о своей вере в повседневной жизни. Наши прихожане должны поощряться к тому, чтобы свидетельствовать о Христе родным, близким и друзьям. Здесь есть чему нам поучиться у протестантов и католиков. Конечно, нельзя допускать, чтобы эти свидетельства приобретали грубую, навязчивую, агрессивную форму.

Однако мало привести человека в храм. Прежде чем он будет допущен к Крещению, человек должен, как минимум, быть наставлен в христианской вере, а как максимум, пережить обращение ко Христу. Нельзя крестить неверующих. Нельзя крестить равнодушных. Нельзя крестить тех, кто не желает изменить свою греховную жизнь. Нельзя допускать профанации Таинства.  Так делать – значит совершать грех. Ведь Крещение - это умирание со Христом для греха. Оно требует однозначной перемены жизни и твердого намерения оставить грехи. Уместно вспомнить здесь слова святого Кирилла Иерусалимского: «Чтобы совершилось начало новой жизни, необходимо, чтобы прежняя была на самом деле отвергнута».

Увы, сегодня нередка практика крещения без покаяния, без обращения,  без элементарного наставления в христианской вере. Однако такая позиция: «дадим людям хотя бы обряды» – неприемлема для нашей Церкви и противоречит самой сущности христианства. Церковь обязана заботиться о спасении каждой души, а не о совершении обрядов. Каждому, приходящему к нам человеку мы обязаны (как минимум) объяснить суть христианской веры, а не ввести в заблуждение хотя и действительным, но не действенным Таинством.

Как показывает практика, многие сразу или через какое-то время после профанированного Крещения, забывают дорогу в храм и живут такой жизнью, которую нельзя назвать христианской. И это, в том числе, одна из причин того массового духовного невежества, которые мы наблюдаем сегодня в России. Как точно подмечает в своей статье «Мертвые души» священник Георгий Казанцев: «пробубнили непонятные молитвы, облили водой, намазали чем-то, поводили со свечами, взяли деньги и отправили – вот и вся вера». Очевидно, что такая практика крещения не приемлема. Она не только не способствует подлинному воцерковлению, но порой и прямо отвращает людей от Христа.

Для того чтобы исполнить Великое поручение Христа, нам необходимо не только свидетельствовать миру о Спасителе, но и наставить вере тех, кто еще стоит  на пороге Церкви.  Необходимо, чтобы в общинах на постоянной основе были организованы катехизационные школы, где бы оглашенные не просто получали некоторый минимум знаний о христианском учении, церковной истории и этикете, а переживали встречу со Христом. Для этого недостаточно научить людей обряду, церковной символике, христианскому  укладу жизни, морали.  Обряд и морализаторство – это еще не христианство; о том, что нужно жить по совести – знают и язычники. Важно  учить людей Закону Божьему и Евангелию  таким образом, что бы те, кто пока далек от Христа, пришли к  ясному осознанию своего греха, а через это познали безграничную любовь и милость Бога к нам. Святой апостол Павел пишет, что Закон Божий есть детоводитель ко Христу, чтобы нам оправдаться верою (Гал.3:24).  Воистину так! Закон Божий призван сокрушать горделивые человеческие сердца, чтобы устрашенный им грешник, в конце концов, воскликнул в своем сердце: «Боже, что мне делать, чтобы спастись»? «Господи, помилуй»!  С этого самого момента и начинается истинное христианство, истинное упование на Христа, истинное следование за Спасителем. Вот когда должно последовать Крещение!  К такому воцерковлению мы и должны стремиться.

Хотелось бы, чтобы наше миссионерское служение  было таким, чтобы люди, приходящие к нам язычниками, спустя время становились людьми, уповающими на Бога, твердо решившими жить христианской жизнью. Однако для этого Церковь должна «вынашивать» своих будущих чад, как заботливая мать. Наш успех в христианской миссии возможен только в том случае, если мы не будем равнодушны к судьбам миллионов людей, которые все еще не знают Спасителя.  Мы должны молиться за их души, но также делать все, что бы проповедовать о Христе, и наша проповедь  достигала их сердец. Кто это сделает, если не мы?

Я — англиканский священник. Сегодня слово «англиканский», особенно «благодаря» русскоязычному интернету, прочно ассоциируется с такими словами, как «либеральное христианство», «рукоположение женщин», «венчание гомосексуалистов».

Я констатирую это с горечью, однако на самом деле в наши дни англиканство представляет собой не только то, что я перечислил. К сожалению, не всем известно, что Церковь Англии и Епископальная Церковь Америки, которые сегодня стоят на позициях секулярного христианства, не являются единственными выразителями англиканской веры. В наши дни в англиканстве существует глубокий раскол, и миллионы англикан (а их на сегодняшний день насчитывается около 40 миллионов) не хотят иметь ничего общего с теми, кто, в том числе, пытается узаконить в англиканстве содомский грех. Это часть англиканства называется «консервативным» или «библейским»; к нему принадлежу и я, являясь священником консервативного англиканского сообщества, именуемым «Англиканская Епископальная Церковь в Европе». Именно с позиций не либерального, не секулярного, а консервативного англиканства, я и намерен говорить дальше о том, что волнует наше общество сегодня.

Чуть ли не каждый день средства массовой информации сообщают нам об акциях и митингах, проводимых сторонниками так называемого «сексуального меньшинства».
Что требуют эти люди? Они хотят, чтобы общество стало толерантным к ним, то есть начало относиться к их греху с уважением и пониманием, а еще лучше – с симпатией. То есть, они требуют от нас с вами, чтобы мы признали их содомский грех как норму, чтобы прониклись их греховным наклонностям. Почему они хотят этого? Свои мысли по этому поводу я озвучу чуть позже. Но вот моя вера, мое мировоззрение, мои убеждения никак не могут принять «толерантность», которую требуют от меня содомляне.

Не только Ветхий, но и Новый Завет ясно говорит, что гомосексуализм является грехом, причем омерзительным грехом, с которым нельзя смириться и признать его за норму. Святой Апостол Павел пишет: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники» (1Кор.6:9). Тот же святой Павел пишет о том, что содомский грех есть проклятие Божие: «Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим.1:26,27).

Пожалуй, даже двух этих стихов Нового Завета достаточно, чтобы более не приводить в доказательство еще и Ветхий Завет, где этот порок осуждается как тягчайший грех. Да, Священное Писание однозначно говорит: гомосексуальная связь есть грех.
Я знаю, что сегодня либеральные христиане говорят: это только Буква Закона.
Но разве тот же самый Закон, «написанный на бумаге», не является отражением нравственного Закона, начертанного Духом Святым в нашем сердце, в нашей совести? Разве все эти парады и митинги гомосексуалистов не вызывают боль в сердце верующих, разве не ранят глубоко нашу душу? Все, что мы наблюдаем сегодня, не только противно Букве Закона, оно глубоко противно и омерзительно нашему духу, человеческой сущности, нравственному закону, записанному в сердце и позволяющему отличать добро от зла. Поэтому видя все, что происходит сегодня, мы, верующие, страдаем и плачем. Их демонстративное насаждение обществу содомского греха вызывает нестерпимую боль, и эта боль намного сильнее физической боли.

Содомиты требуют уважение к их образу жизни. Но разве мы (которых в скором будущем, предполагаю, останется меньшинство) не можем также требовать от государства уважения к нашим чувствам, к нашим убеждениям, к нашим ценностям? Разве государство, защищая «права» содомитов, не должно защищать и наши права, разве оно не должно задумываться над тем, что наши принципы, наша вера, наше мировоззрение, также нуждаются в защите?

Гомосексуалисты, выходя на улицы и площади, требуют признания их прав. Каких прав, хочется спросить? Кто ущемляет их в «праве» заниматься содомским грехом в частной жизни? Разве в наши дни за гомосексуальные отношения лишают работы? Сажают в тюрьму? Расстреливают? Я первый встал бы на их защиту, если бы подобное происходило. Потому что, убежден, силою меча и репрессий нельзя изменить греховное сердце человека; его можно изменить только силою Христовой любви.

Но гомосексуалисты хотят большего. Они требуют от общества любви и сочувствия по отношению к тому, что они творят. Они бросают вызов обществу. Им мало самим пребывать в мерзости, они хотят сделать свой грех общественным достоянием, и требуют от общества признание содомского греха в качестве нормы.
Я долго думал над тем, почему они это делают. И не нашел другого объяснения, кроме того, что грех, распространяясь в сердце, как раковая опухоль, требует новых извращенных наслаждений. Это толкает гомосексуалистов выносить свой образ жизни на всеобщее обозрение. Попрание общественных норм возбуждает их, и это становится новым источником греховных наслаждений. Показывать свой стыд и срам обществу для них является новой формой сексуального наслаждения; простите, но это подобно психологической мастурбации. Они уже насытились в греховном сладострастии между собой. Общение между себе подобными в гейских и лисбейских клубах перестало приносить им удовлетворение. Но вот новый источник наслаждений – выносить свой постыдный образ жизни на всеобщее обозрение и получать от этого наслаждение. Смею предположить, что геям и лесбиянкам доставляет удовольствие, если общество возмущается и ненавидит их. Они по-своему толкуют это отвержение обществом; «будучи помрачены в разуме» они считают, что эта агрессия исходит от скрытой гомосексуальности всех людей, и в ненависти к гомосексуалистам и насилии над ними, скрывается потаенное желание быть как они.

Их бьют. Но вся эта ненависть «националистов» и «православных хоругвеносцев», порой проявляющаяся в насилии над содомитами, только разогревает их греховные страсти. Они питаются ненавистью «гомофобов», толкуя ее по-своему.
Нет ничего страшнее для гомосексуалистов равнодушия общества к ним, тогда они лишатся источника своего сладострастия.
Конечно, верующие не могут относиться равнодушно к греху. Не могут относиться «толерантно», терпимо, сочувственно. Но и ненависть к погибающим грешникам, коими являются содомиты, тоже не есть христианская добродетель.
Что же нам остается? Любить, терпеть и молиться за спасение их душ. Всякая агрессия по отношению к содомитам, которые сегодня выходят митинговать на улицы наших городов, отстаивая «свои права» сыграет на руку только дьяволу. Христос любил и молился даже за тех, кто распинал Его. Мы должны по примеру Христа поступать так же. Любить грешника и ненавидеть грех.


священник Англиканской Епископальной Церкви Европы
настоятель Воронежской общины «Рождества Христова»
о. Сергей Смирных
smyrna@yandex.ru

 
Проповедь на 1-е воскресенье Великого Поста. Прочитана в приходе "Рождества Христова" г. Воронежа 26.02.12 г.


«В то время: Дух ведёт Иисуса в пустыню. И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, и был со зверями. И Ангелы служили Ему. После же того, как предан был Иоанн, пришёл Иисус в Галилею, проповедуя Евангелие Царствия Божия и говоря, что исполнилось время и приблизилось Царствие Божие; покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк 1:12-15).

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.
Сегодня, братья и сестры, день особый, первое воскресение Великого Поста, который продлится сорок дней и завершится Страстной неделей. Почему именно сорок дней, вам, наверное, излишне объяснять. Как мы читали сегодня в Евангелии, после Крещения в Иордане, Иисус Христос, ведомый Духом, удалился в пустыню, чтобы в уединении, молитве и посте подготовиться к исполнению миссии, с которой Он пришёл на землю. В память о сорокадневном посте Иисуса Христа в пустыне, в преддверии Святой Пасхи, Церковь установила ежегодный Великий Пост.

Мы вступаем на путь Поста, чтобы сугубым покаянием приготовить свои сердца к переживанию самых страшных, самых трагических событий в земной жизни Спасителя. Предание Христа на смерть это самая позорная, самая ужасная страница в истории человечества при том, что человеческая история сама по себе сплошь состоит из непрекращающегося насилия и злодеяний. Распятие Христа – самое вопиющее преступление человека, направленное напрямую против Бога. Ничего более страшного совершить уже невозможно. Сын Божий, пришедший к людям, чтобы спасти их от вечной гибели, будет схвачен людьми, подвергнут истязаниям, приговорен к смерти, и пригвожден к кресту.

Хотя мы, лично, не участвовали в казни Спасителя, и не мы кричащих Пилату: «распни Его!», тем не менее, все мы, будучи частью падшего рода человеческого, также несем ответственность за это преступление. Грех, к которому все мы без исключения причастны, явился, в конечном итоге, главной причиной распятия Христа. Поэтому все мы виновники произошедшего на Голгофе.

Но, более того мы виновны. Зная о том, что послужило причиной казни Христа, мы, верующие, тем не менее, продолжаем, грешить, тем самым, вновь и вновь распиная Христа. Поэтому мы всегда должны плакать о своих грехах. А в это предпасхальное время мы особо нуждаемся в покаянии, посте, молитве, новой жизни, новом обращении к Богу.

Люди, далекие от Церкви, не видят особой разницы между постом и вегетарианской диетой. При наступлении Великого Поста, они с гордостью сообщают окружающим, что тоже решили поститься. Зачем? Для чего? Ответ: «за компанию». Или: «полезно для здоровья». Они неразумны в своем подражательстве христианам, и, конечно, Бог строго не спросит за это с них. Что можно спросить с малых детей?

Но вот когда мы, христиане, просвещенные Евангельской истиной, ставим свое пощение в заслугу перед Богом, да еще тщеславимся соблюдением поста перед людьми, - это никуда не годиться. Это можно назвать кощунством по отношению к Распятому за нас.

Нам ли, осознающим, что Христос пострадал по нашей вине, гордиться перед Богом столь малым религиозным делом, как пост? Нам ли, которые каждый день распинают Христа своими грехами, полагать, что мы оказываем великое одолжение Богу, постясь в преддверии крестных страданий Его Сына, которого мы же и распяли?

Приступая к соблюдению поста, мы должны понимать: Бог не нуждается в наших постах. Как не нуждается Он в наших молитвах, пожертвованиях, в нашем поклонении Ему. Бог вообще ни в чем не имеет нужду. «Бог, сотворивший мир, …не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам давая всему жизнь и дыхание и все». (Деян.17:24,25).

Тогда для кого пост? В посте нуждаемся мы сами! Пост – это та ничтожно малая жертва Богу, которая хотя и ни как не может изгладить нашу вину перед Богом, - важен для нас. Этой жертвы требуют сердца христиан. Постом мы хотим выразить наше покаяние, нашу любовь и благодарность Тому, кто ради нас «Сына своего не пощадил, но предал на смерть», и перед Кем мы в неоплатном долгу. Упаси, Господи, узреть нам в посте некую нашу заслугу перед Богом!

Посредством поста мы имеем возможность принести Богу единственно приемлемую для Него жертву, которая приятна и угодна Ему, хотя Он и не нуждается в ней. Эта единственно угодная Богу жертва заключается не во внешних наших делах, не в «вычитывании молитв», не в отказе от мяса и телевизора, хотя и это важно, опять же, для нас. Единственно угодная Богу жертва, есть жертва человеческого духа: «Жертва Богу - дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже» (Пс.50:19).

Если, используя внешние средства поста, мы не достигаем главного – смиренного духа, покаянного сердца, любви и милосердия к ближним и врагам нашим, мы не достигаем ничего. Самые строгие воздержания от пищи, самые усердные молитвы, Бог не примет, если человек откажется принести Богу при этом самое главное – свое сердце, сокрушенное грехами, ищущее праведности, исполненное милосердием и состраданием к людям.

«Вот пост, который Я избрал» - говорит Господь через пророка Исаию, - «разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя» (Ис.58:6-10).

Ограничение в пище, уединение, отказ от мирских развлечений – все это важные предварительные условия для того, чтобы приблизиться к Богу. Когда мы начинаем отказывать своей плоти в том, в чем мы прежде ее ублажали, мы усмиряем, распинаем ее, а, как известно «страдающий плотью перестает грешить» (1Пет.4:1).

Но цель поста заключается в несравненно большем - в нашем уподоблении Христу. В чем? В вере, долготерпении, милосердии, сострадании, жертвенности, и самое главное – в любви. Вот в чем состоит смысл всей христианской жизни. Любовь Христа к нам стала причиной Его страданий. Великий пост дает нам хороший шанс хотя бы немножко уподобиться Ему в любви.

Пост несет не только физический дискомфорт. Во время поста мы должны примириться со своими врагами, проявить свою любовь по отношению к тем, кто нас ненавидит, презирает, обижает, и кого мы не очень-то любили всегда. Это больно, это приносит страдания, это ранит наше самолюбие, нашу гордость. Но ничто не исцеляет нашу душу, как наше примирение с «обижающими и гонящими нас», проявление любви к тем, кто нас ненавидит.

Пост это время благоприятное для нашего духовного роста. Пост – это шанс немножко приблизиться к Богу. Мы можем использовать эту возможность, а можем потерять. Пост не принесет нам никакой пользы, если мы намерены по его окончанию вернуться к прежней жизни. А ведь многие так и рассматривают пост лишь как временный отказ от грехов и мирских привязанностей, и с нетерпением ждут окончания поста, чтобы снова вернуться к чревоугодию, сквернословию, алкоголю, вообще к прежней жизни во грехах. Вы, наверное, слышали, как некоторые люди во время поста одергивают других: «не ругайся, пост же идет». Выходит: пост окончится, тогда можешь опять грешить вволю?

С окончанием поста мы не должны оставлять начатую нами жизнь по Евангелию, возвращаться к прежним грехам. И если мы воспринимаем пост именно так, если постимся для того, чтобы возрасти в вере, любви, смирении, послушании Богу, то пост обязательно принесет добрые плоды. Помоги нам Господи правильно распорядиться постом - этим драгоценным даром, который Ты нам предлагаешь сейчас. Пусть этот пост станет для нас подлинным духовным благословением. Обнови нас, Господи во время Великого Поста, и приготовь наши сердца к встрече Святой Пасхи, чтобы мы по-настоящему, глубоко пережили Пасхальную Тайну, и в подлинной радости встретили праздник Воскресения Христова.